Новости

Страхи и надежды предпринимателей: о новых законах и деловом климате
28 окт 2017

Страхи и надежды предпринимателей: о новых законах и деловом климате

Согласно исследованию IPT Group, почти 80% компаний, работающих в России, в последнее время ощутили рост давления из-за налогообложения. Большинство предпринимателей считают проблемы, связанные с налоговыми рисками (недобросовестность контрагентов и взаимозависимость сторон сделки, трансфертное ценообразование, применение пониженных налоговых ставок), серьезным препятствиям для развития своего бизнеса. Недавние законы, такие как переход на онлайн-кассы, принятые с формальной целью облегчить ведение бизнеса, оцениваются предпринимателями неоднозначно.

Ольга Косец, владелец швейного производства «Софиано»

Настроения у предпринимателей крайне пессимистичные. Кругом сплошной негатив и рассказы о том, что кто-то закрыл бизнес, а кого-то самого «закрыли» в СИЗО или взяли под домашний арест. Понятно, что многих, извинившись, вынуждены были отпустить за отсутствием состава преступления. Дело тут не в оставшемся осадке и неэтичных покушениях на справедливость, а в том, что, в первую очередь, пострадал бизнес — дело всей жизни, источник дохода как самого предпринимателя, так и наемных сотрудников, да и государственные интересы в виде недополученных налогов из-за вынужденного простоя-закрытия тоже в страдательном залоге.

Августовское предложение президента о запрете на изъятие серверов и жестких дисков компьютеров при проведении следственных мероприятий на предприятиях можно назвать единственным серьезным плюсом из множества законодательных нововведений. Бизнесменам сегодня как никогда тяжело. Небывалый спад покупательского спроса, самый, пожалуй, сокрушительный за всю историю российского предпринимательства, требует нового, более вдумчивого и просчитанного подхода, адекватных законодательных решений и конструктивных поправок. 

Однако у нас количество подписанных нововведений по-прежнему не переходит в качество. Например, Закон об онлайн-кассах, принятый для упрощения и структуризации розничной торговли, в результате сделал это звено, мягко говоря, стрелочником. Владельцы объектов розничной торговли, помимо незапланированных трат на приобретение, установку и обслуживание ККТ, вынуждены вбивать массу информации в чек, то есть держать ответ за всех производителей и логистов.

Утешение в виде заверений о минимизации фискальных проверок абсолютно не впечатляет в связи с бесконечными финансовыми расходами и перманентной борьбой с интернет-провайдерами. Долгожданный закон о банкротстве, упрощающий казуистичность процедур, — слабое утешение для собственников компаний, испытывающих панический страх перед будущим. 

Сейчас народ не спешит открывать свой бизнес и, может быть, впервые искренне сочувствует случайным «щепкам» в великой борьбе с лесом коррупции. Однако мало кто говорит вслух о монополизации бизнеса, аффилированного с государственными структурами, его регулярных победах в тендерах и получении самых выгодных госзаказов. И это все на фоне нарушенных полных циклов во всех сферах экономики, кроме, разве что, аграрного комплекса.

Моему швейному предприятию «Софиано» более 20 лет.

Сегодняшние проблемы ни в какое сравнение не идут со сложностями мутных постперестроечных времен. Ведь если разобраться, вся наша отечественная продукция весьма условно может считаться российской.

Работаем на импортном оборудовании, используем турецкие ткани и китайскую фурнитуру, даже этикетки со своим товарным знаком, которые гордо пришиваем на готовое изделие, заказываем заграничным контрагентам. И так во всем.

Часто задаваемый журналистами вопрос о том, какие нужны сегодня законы для развития МСП, считаю риторическим. И не потому, что нет конкретики, а потому что несколько лет подряд на всех столичных и региональных деловых площадках, федеральных телеканалах и мегафорумах мы, предприниматели, постоянно говорим о необходимости принятия закона о франчайзинге, который бы во многом пресек активность мошенников, поднимаем вопрос об актуальности внесения поправок к закону о торговле, практически открыто, системно и последовательно лоббирующем интересы крупного бизнеса в ущерб объектам нестационарной торговли, выслушиваем заверения о заинтересованности в развитии МСП-кластера и пребываем в тревожном ожидании новых законодательных инициатив.

Елена Васильева, генеральный директор «Форос-Аудит»

В сфере частного бизнеса вращаюсь давно. Сначала как наемный работник, теперь как индивидуальный предприниматель. Уже не первый год жизнь бизнеса все усложняется и усложняется. Контроля со стороны ФНС и других органов стало больше: увеличилось количество отчетных форм, переписка с органами значительно возросла, требуются то пояснения, то документы, стали больше контролировать, просматривают расчетные счета.

За последний год ситуация ухудшилась, и для многих критически. ФНС получила больше свободы для воздействия на налогоплательщиков.

Расширился список штрафов за нарушение сроков, непредставление требуемых документов, неподтверждение требований. Штрафуют за все, блокируют счета, работа не отлажена.

Изменений много, и сами надзирающие органы не поспевают за изменениями: часто отчеты не принимаются, потому что ФНС еще не обновила базы. Ужесточение контроля — это еще полбеды, в свете постоянных изменений в ФНС и ПФР сами не знают, как поступать в той или иной ситуации и предпочитают никак не поступать, дабы не получить уже от тех, кто их контролирует.

Не сказала бы, что меня что-то из законов воодушевляет, потому что удавка затягивается, но и страха перед грядущими изменениями не испытываю, буду решать проблемы по мере их поступления.

Станислав Грушевский, директор по маркетингу центра мониторинга и анализа «Смимонитор»

В нашей отрасли мониторинга и аналитики было принято несколько законопроектов, регулирующих деятельность СМИ и непосредственно повлиявших на нашу работу специализированного сервиса по мониторингу.

В первую очередь, мы следили за Федеральным законом от 23.06.2016 № 208-ФЗ«О внесении изменений в Федеральный закон ”Об информации, информационных технологиях и о защите информации”», более известный как закон об агрегаторах, который вступил в силу с 1 января 2017 года. Фактически он начал действовать позже, так как только зимой Роскомнадзор обнародовал реестр новостных агрегаторов. В результате законопроекта агрегаторы отказались от сотрудничества со многими изданиями, особенно это заметно у Яндекс.Новостей.

Также из-за ужесточившихся требований (ФЗ «О СМИ») многие перестали регистрироваться в качестве СМИ, хотя по сути выполняют именно такие функции. Это хорошо заметно в сфере IT — например, очень популярные vc.ru или rb.ru не являются официальными СМИ. Многие издания по криптовалютам, которые сейчас появились на волне популярности темы, также не являются СМИ.

С одной стороны, данные законы «сыграли» нам в плюс — пользователям стало сложнее отслеживать информационную повестку, упоминания нужных лиц и компаний в прессе, поэтому они стали чаще обращаться к специализированным платным сервисам и компаниям вроде нашей.

С другой стороны, на нас теперь в некотором смысле лежит функция Роскомнадзора: при поиске источников все меньше приходится ориентироваться на формальную сторону дела (зарегистрировано издание или нет), а все больше вручную добавлять сайты, которые по факту являются СМИ и имеют значительное влияние, но формально находятся за рамками существующего законодательства.

Александр Колесников, директор компании «АйТи-Консалтинг»

Не сказал бы, что возросло давление со стороны налоговой, зато со стороны банков контроль за оборотом денежных средств возрос. Любой подозрительный с точки зрения банка платеж или поступление может просто «заморозиться» на продолжительное время. И неважно, что тебе нужно срочно заплатить за товар, неважно, что у тебя просто горят сроки и капают пени за просрочку. В это время банк «разбирается». При этом ты показываешь все документы на товар, показываешь документы, кому ты этот товар отгружаешь, а тебя еще просят внести авансовый платеж в налоговую (банк заставляет внести аванс в налоговую с суммы поступления, но какое отношение он имеет к налогам, никто не понимает), а сроки разморозки сумм никто не называет. Обычно это занимает около месяца, а месяц простоя для предпринимателя — это просто смерть для бизнеса.

Основная проблема — это недобросовестность контрагентов. При возникновении конфликта с налоговой блокируются счета контрагента, отгруженный товар и денежные средства, переведенные контрагентом за товар и услугу в другую организацию.

Налоговая не оставила нам выбора, теперь мы должны обязательно проверять, с кем мы работаем, так как цепочка «случайных» контрагентов может отразиться и на нас. Мы используем программы для проверки добросовестности контрагентов, узнаем, с кем еще они работают, и звоним поставщикам/покупателям для уточнения качества выполняемых услуг.

На данный момент с открытием организации для ведения бизнеса проблем практически нет. Все открывается за два-три дня. Выбирается банк для безналичного приема и оплат. Однако барьеры есть — в первую очередь, это низкая финансовая грамотность людей, непонимание того, что такое бизнес и из чего он состоит. Без знания базовых функций ведения бизнеса очень легко люди загоняют себя в долги перед государством, поставщиками, клиентами.У нас нет культуры и образования для начала ведения бизнеса, в этом я вижу главную проблему.

Рынок IT-услуг специфичен. Руководители крупных организаций не всегда понимают, для чего нужно развивать у себя в организации IT-инфраструктуру. Много времени уходит на обучение людей тому, зачем нужно автоматизировать процессы в организациях. Только при смене текущего руководящего состава, а это руководители 45-60 лет, рынок IT, а следом качество и рентабельность занятых в нем организаций будут подниматься. Рентабельность нашего бизнеса сейчас — 5-6%.

Все законодательные изменения, касающиеся ведения бизнеса, влияют на развитие нашего бизнеса положительно, но техническая часть реализации стороны, которая контролирует сам процесс новшества, всегда хромает. Как и произошло с онлайн-кассами: закон вступил в силу, но не обеспечил качественный и безболезненный переход. Проблемы с ФН, проблемы с софтом для касс, проблемы с самими кассами (сбои в работе) негативно отразились на клиентах и на нашем бизнесе.

Изменилось понимание предпринимательства в России. На самом деле как таковых ограничений никто не вводит, но вам просто не дадут много заработать. Вы не сможете взять хороший проект, не поделившись с кем-то, вам постоянно нужно что-то доказывать клиентам, повышать их уровень образованности в IT-сфере, что тоже накладно. За каждый заработанный рубль вы должны дать полный отчет в налоговую, за каждый снятый рубль в банке вы должны доказать банку, что эти денежные средства на целевое использование. Поэтому вместо развития бизнеса в России предприниматели вынуждены придумывать разные схемы для зарабатывания денег, а не работать ради работы.

Артем Юдкин, советник председателя правления в «СЭЦ Модернизация»

Мы отслеживаем настроения различных групп бизнес-сообщества, отражающих реакцию на государственное регулирование экономики.

Одним из ожиданий в начале года стала попытка систематизировать и урегулировать неналоговые платежи. Большинство предпринимателей, связанных с реальным сектором экономики, отмечали, что неналоговые платежи (например, утилизационный сбор, сбор с большегрузных автомобилей) составляют не меньшую нагрузку на них. Однако в настоящее время законопроект не внесен в Госдуму, а принятая только в августе дорожная карта по систематизации неналоговых платежей позволяет отложить фактическое начало работы закона минимум на полгода.

Не менее важным для предпринимателей остается контрольно-надзорная нагрузка, которая существенно не снижается в части внеплановых проверок, хотя новый риск-ориентированный подход к контрольно-надзорной деятельности преследует снижение как плановых, так и внеплановых контрольных мероприятий.

Пожалуй, чаще всего предприниматели отмечают общую настороженность в связи с нестабильностью и непредсказуемостью экономических решений. Наиболее проблемным вопросом является отсутствие единой комплексной позиции по поддержке малого и среднего предпринимательства, а решения, устанавливающие новые обязательные требования, лишь дают повод задуматься о потенциальном увеличении административного давления на бизнес.

Проведенный ранее эксперимент с ЕГАИС в сфере алкогольного бизнеса показывает, что внедрение такой системы может также распространяться на оборот других товаров, в первую очередь продовольствия. Такие ожидания заставляют некоторых предпринимателей задуматься о вопросе будущих внедрений обязательных учетных систем и в их сферах работы.

В целом настроение предпринимателей можно охарактеризовать как переходное от недоверия к ожиданию, во многом связанное с приближающимся новым политическим циклом, в рамках которого можно предполагать введение существенных реформ в сфере государственного регулирования экономики.

Сергей Назаров, директор «Синта-Промо»

У нас малый бизнес, нет никаких серых схем с НДС и чем-то подобным, поэтому особого роста давления именно из-за налогообложения мы не заметили.

90% контрагентов платят за услуги нам, а не наоборот. Поэтому с нашей стороны риски невелики. Мы ограничиваемся простой проверкой клиента по ЕГРЮЛ, а также следим, чтобы договора и акты были вовремя подписаны.

У нас был один кейс, когда мы получали государственную поддержку по одному проекту. Больше в таких программах мы не участвуем — в первую очередь из-за сложностей с отчетностью. Как правило, государственный грант — целевой, и смета расходов жестко прописана и не может быть скорректирована, а заранее распланировать идеальную смету по проекту, тем более по стартапу, можно только в идеальном мире.

Вообще IT — уникальная сфера бизнеса в смысле господдержки. Когда чиновники спрашивают нас, айтишников, «чем государство может вам помочь?», то мне кажется, что они ожидают ответа наподобие «было бы здорово, если бы государство чаще выступало в роли заказчика». В самом деле, госзаказ — это лакомый кусок для многих отраслей экономики. Но в случае с IT ответ обычно другой: «Хотите помочь — не мешайте». И это правда: мощные российские IT-компании («Яндекс», «Лаборатория Касперского», 1С) достигли успеха в тот период, когда IT не было излишне зарегулировано государством. 

Наиболее значительные препятствия для развития бизнеса в России — это бюрократия, высокие налоги в социальной сфере (НДФЛ, соцвзносы). Чтобы стимулировать развитие малого бизнеса в России, надо максимально упрощать отчетность, снижать уровень контроля и налоговую нагрузку.

Сейчас, строго говоря, системно ничего не поменялось, но предприниматели перестали занимать выжидательную позицию (поняли, что пассивно ждать чего-то бессмысленно) и стали постепенно наращивать деловую активность. Поэтому в целом на текущий момент состояние удовлетворительное.

Я не могу припомнить никаких положительных нововведений, а вот ужесточение санкций за нарушение Федерального закона № 152-ФЗ о персональных данныхи переход на онлайн-кассы принес очень большой стресс для многих наших клиентов. Самое плохое, что зачастую непонятны механизмы исполнения законов, и в случае с онлайн-кассами и ФЗ о персональных данных это особенно заметно — у бизнеса больше вопросов, чем ответов, и это добавляет уровень стресса.

В IT-секторе деловой климат в целом в норме. Это связано с тем, что мы находимся «на острие прогресса» и нам и коллегам по рынку постоянно открываются новые ниши и инструменты, которые еще не так сильно зарегулированы государством.

За последний год настроение изменилось в сторону умеренного оптимизма, но это связано скорее с эмоциями, чем с логикой, ведь нельзя вечно ждать плохого.

А вот среди клиентов преобладает пессимизм, особенно в реальном секторе — в бизнесах, связанных с производством и поставками.

Мы даже не пытаемся работать за рубежом, поскольку от наших коллег по рынку знаем несколько кейсов — там больше издержек и стресса, чем прибыли. У нас очень неподъемное регулирование в сфере ВЭД.

Дмитрий Лукьянов, основатель продюсерского центра DLSHOW

Из организационных форм на данный момент я выбрал ИП, хотя ранее создавал и юридические лица. Живется в целом сейчас довольно комфортно: все фискальные требования власти понятны, фонды и размеры платежей известны, интернет работает на славу — сайты фондов, налоговиков, госуслуги и пр., вся информация поступает оперативно. Я даже пользуюсь интернет-бухгалтерией, что значительно упрощает жизнь и снижает расходы на содержание счета. 

Безусловно, при обращении в органы лично возникает ощущение, что «гайки закручивают». Но я даже сторонник подобных процессов, поскольку налоги — это важный источник государства. Однако в нашем случае это делается не всегда по-человечески.  

Поделюсь кейсом. После уплаты налогов за один из последних годов через пару лет я получаю требование об уплате штрафа за несвоевременную подачу декларации. Штраф, к слову сказать, в несколько раз превышает средний доход по Москве.

В ПФР меня встречает сотрудница уже в солидном возрасте, но моложавая, модная — очки в красной роговой оправе, браслеты и серьги известной марки. Нескольких приятных приветственных фраз. На мой вопрос «Почему?» она отвечает с чувством собственного достоинства: «Зато посмотрите, как мы вас быстро научили!». 

Дама заглянула в компьютер, что-то откуда-то куда-то вставила. Вопрос был решен довольно быстро — никакой ошибки не было. «Испугали!», – заметил я.  За мной стояла очередь примерно из 30 ипэшников, получивших подобные «письма счастья». 

Владислав Варшавский, управляющий партнер компании «Варшавский и партнеры»

Мы испытываем давление из-за налогообложения, равно как и наши клиенты, которых мы консультируем. Это можно объяснить внесением значительных изменений в налоговое законодательство. В основном последние изменения связаны с ужесточением отношения фискальных органов к налогоплательщикам и усилением налогового администрирования. Давление налоговых органов, а также негативной судебной практики по налоговым спорам ощущается сильнее.

Для каждого бизнеса наиболее значимые проблемы будут разными. Для малого и среднего бизнеса, которые должны являться основой экономики, наибольшую проблему представляют вопросы применения разных налоговых режимов, например, общего режима и упрощенного. Для крупного бизнеса проблемой являются вопросы, связанные со взаимозависимостью лиц, а также трансферным ценообразованием.

В любом случае острой для любого бизнеса является вопрос недобросовестности контрагентов. Это обусловлено отсутствием четких критериев, они размыты, а также невозможностью оперативно отслеживать изменения в положении контрагента. Можно начинать работу с контрагентом, который не подпадает под критерии недобросовестного, но в процессе длительной работы он может таким стать.

Проверка контрагента сегодня уже не право предпринимателя, а его обязанность. Прежде всего потому, что неисполнение недобросовестным контрагентом обязательств влечет не только неполучение дохода, непоставку товара, неоказание услуги, но и является причиной претензий налоговой службы к предпринимателю.

Для проверки мы пользуемся открытыми источниками информации: сайтом ФНС РФ, данными по судебным делам, в которых участвует контрагент, сайтом ФССП, Единым федеральным реестром сведений о банкротстве. 

Нельзя выделить какую-либо одну проблему, существует комплекс проблем. Отсутствие прогнозируемого роста экономики — одна из важнейших проблем. Законодатель чрезвычайно часто меняет правила игры, особенно в сфере налоговых правоотношений. Также следует отметить ухудшающуюся динамику рассмотрения споров с государственными органами в судах.

Задача государства — выработать условия для успешного развития предпринимательства в правовом поле, создать предпосылки для запуска и успешной работы бизнеса, развития и стимулирования, прежде всего, малого и среднего бизнеса. 

Как таковых административных барьеров для начала ведения бизнеса нет. Барьеры появляются в процессе ведения деятельности. Наиболее часто встречающиеся — нарушение требований Кодекса РФ об административных правонарушениях. Миграционные вопросы, трудовые правоотношения, отходы, спецоценка условий труда, уведомление военкоматов, защита персональных данных — это лишь малая часть обязанностей рядового предпринимателя, за неисполнение которых он может быть привлечен к существенному денежному штрафу вплоть до приостановки деятельности предприятия.

Финансовое положение  бизнеса нельзя назвать стабильным в полной мере, на это влияет множество факторов. Эффект от введения в действие каких-либо законопроектов проявляется не сразу.

Как мне кажется, одно из наиболее значимых изменений, которые повлияют на деятельность коммерсантов, — это передача полномочий ФСС по администрированию страховых взносов в ведение Федеральной налоговой службы РФ.

Не могу сказать, что деловой климат в нашей сфере можно назвать позитивным. Очевидно, что устойчивая тенденция развития сферы услуг пока не сложилась: с одной стороны, у бизнеса и частных клиентов всегда будут юридические проблемы, для решения которых требуется профессиональный консультант, с другой стороны, клиенты не торопятся расставаться с деньгами, пытаясь разрешить имеющуюся проблему на первоначальном этапе самостоятельно, своими силами. Имеющиеся трудности не являются фактором, способствующим снижению интереса к предпринимательству. Становясь предпринимателем, необходимо отдавать себе отчет о возможных рисках и сложностях.

Источник

Прочитано 274 раз

Галерея событий

Наши контакты

Россия, Москва, Чистопрудный бульвар, дом 5/10, офис 107, Деловой центр ТПП РФ

8 (800) 234 80 48

info@delovie-ludi.ru